СКЛАД ЗАКОНОВ

    

СКЛАД ЗАКОНОВ. Главная тема
16+

Юридические услуги и консультации в области логистики

Правила перевозок грузов автомобильным транспортом

Перевозка опасных грузов авиатранспортом

 

Реклама на сайте                   

 

 

РЖД говорит на языке запретов

 

После развала Советского Союза железнодорожная система устояла, а движение грузовых и пассажирских поездов между образовавшимися независимыми странами не останавливалось ни на сутки. И немалую роль сыграла в этом система передачи служебной информации с помощью железнодорожного телеграфа. Теперь же при помощи телеграфа РЖД реализует дискриминационное право запрета на погрузку

 

С помощью железнодорожного телеграфа передаются абсолютно все приказы, распоряжения, коммерческая и движенческая информация. Роль железнодорожного телеграфа настолько велика, что ни один сотрудник железной дороги не станет выполнять никакие указы и распоряжения, если эти самые указы и распоряжения не доведены до сведения исполнителей отдельным телеграфным указанием. С помощью телеграмм можно остановить состав в пути, запретить или разрешить погрузку на конкретную станцию или в адрес конкретной организации. По сути дела на сети железных дорог страны сложилась своя собственная, ни на что не похожая и не имеющая мировых аналогов система телеграфного права.

 

Запрет на погрузку

Одной из разновидностей проявления телеграфного права является полный запрет или частичное ограничение на погрузку грузов на какой-либо станции полностью или в адрес конкретного получателя в частности. Такой запрет в обиходе получил название «конвенция». Статья 29 Устава железнодорожного транспорта России (УЖТ РФ) говорит о том, кто и в каких случаях имеет право на введение запрета или ограничения на погрузку (Федеральный закон от 10 января 2003 г. N 18-ФЗ «Об утверждении Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации»): «Временное прекращение погрузки и перевозки грузов, грузобагажа в определенных железнодорожных направлениях допускается только в исключительных случаях по решению в письменной1 форме руководителя федерального органа исполнительной власти в области железнодорожного транспорта с немедленным извещением об этом Правительства Российской Федерации, соответствующих перевозчиков и владельцев инфраструктур». Вполне логично: решения на запрет должны приниматься исключительно органами государственной власти.

Далее: «Ограничение погрузки и перевозки грузов на отдельные железнодорожные станции в связи с необеспечением выгрузки грузополучателями или неприемом вагонов железными дорогами иностранных государств проводится владельцем инфраструктуры с немедленным уведомлением перевозчиков и федерального органа исполнительной власти в области железнодорожного транспорта. При ограничении или прекращении погрузки и перевозки грузов по инициативе владельца инфраструктуры он незамедлительно информирует об этом перевозчиков, осуществляющих перевозки с использованием этой инфраструктуры».

 

Кто имеет право на запреты

Попробуем разобраться в тонкостях отечественного железнодорожного законодательства. Для начала определимся с субъектами права. Федеральный орган исполнительной власти в области железнодорожного транспорта – это Федеральное агентство железнодорожного транспорта (ФАЖТ или Росжелдор), осуществляющее функции по реализации государственной политики, оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере железнодорожного транспорта (Федеральный закон от 10 января 2003 г. N 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации»). Владелец инфраструктуры – это ОАО «РЖД», перевозчик – практически всегда также ОАО «РЖД».

Таким образом, при возникновении необходимости ограничить погрузку грузов на одну из станций РЖД достаточно согласовать эту процедуру с самим собой и уведомить Росжелдор. Более того, ни одним государственным нормативным актом вообще не поименован перечень должностных лиц, имеющих право вводить запреты и ограничения от имени владельца инфраструктуры и перевозчика. Кстати, а как же грузовладелец? Имеет ли он право знать о том, что его груз не будет принят к перевозке и на каком основании? Конечно, имеет, в той же статье 29 есть и такой абзац: «Перевозчики в письменной форме, если иная форма не предусмотрена соглашением сторон, уведомляют грузоотправителей и заинтересованных грузополучателей. Порядок и способ устанавливается соглашением сторон».

За многие годы работы на транспорте автору ни разу не приходилось видеть подобного соглашения между перевозчиком и грузоотправителем или грузополучателем. Как же тогда они узнают о принятом решении? В 80-х годах прошлого века МПС СССР утвердило специальный ведомственный документ под названием: «Инструкция по ведению станционной коммерческой отчетности N ЦФ-3504» («Положение о Федеральном агентстве железнодорожного транспорта Российской Федерации» утверждено постановлением Правительства РФ 30 июля 2004 г. N 397). В этом документе есть пункт 13 параграфа 28, в котором прямо написано: «О введении запрещений и ограничений грузоотправители извещаются путем вывешивания объявлений в помещении товарной конторы». Все понятно: кому надо знать – как-нибудь узнает.

 

Принцип действия запрета

Теперь попробуем разобраться в механизме действия разрешений и запретов. Какой государственный орган в России контролирует обоснованность и корректность введения того или иного запрета? Само наличие телеграфного права предоставляет заинтересованной стороне огромные возможности по не совсем корректному использованию этого мощного ресурса в свою пользу. Например, можно ограничить или вообще остановить погрузку грузов на терминал какого-нибудь не в меру активного конкурента.

Предположим, что на свет появилось телеграфное распоряжение РЖД о полном запрете погрузки всех грузов на некоторые станции. Например, телеграмма N 000624 А от 28 июня 2008 г., контрольный НР 10154, которая запретила, вплоть до отмены, погрузку сразу на 14 станций Московской ж/д. Телеграмма отправлена 75-м адресом дорог России. Это означает, что ее получат абсолютно все структуры железнодорожного транспорта и причастные организации, включая Росжелдор, а текст документа окажется на страницах специальных информационных ресурсов в интернете.

Мы доподлинно не знаем, чем вызвано появление на свет этого документа, скорее всего будет дано стандартное объяснение – неудовлетворительная выгрузка вагонов. Кстати, неудовлетворительная выгрузка может иметь место и по вине самого перевозчика при возникновении у него различных технологических проблем, например нехватки маневровых локомотивов на станции. Однако эту тему ни перевозчик, ни владелец инфраструктуры предпочитают не освещать.

 

Куда бизнесу податься

Запретом затронуты коммерческие интересы огромного количества предприятий и организаций самых разных сфер деятельности и форм собственности. К кому, в какой государственный орган обращаться грузовладельцу, если он считает, что изданное распоряжение ущемляет его права на свободное ведение законной коммерческой деятельности?

Логика событий подсказывает, что именно Росжелдор должен быть таким органом, тем более что существует приказ Минтранса «Об утверждении Административного регламента по принятию решений о временном прекращении или ограничении погрузки…». Внимательное изучение Административного регламента позволяет убедиться, что он регулирует взаимоотношения, возникающие исключительно между федеральным органом исполнительной власти в области железнодорожного транспорта, владельцем инфраструктуры и перевозчиком, то есть фактически между Росжелдором и ОАО «РЖД». Одновременно существует пункт 3 статьи 18 Закона о железнодорожном транспорте, согласно которому «органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные и иные организации, физические лица не вправе вмешиваться в организацию управления перевозочным процессом на железнодорожном транспорте общего пользования».

Кстати, именно такой ответ от Росжелдора получили представители компании «Контранс», когда попыталась обжаловать несправедливое, на их взгляд, решение РЖД запретить всю погрузку в свой адрес со станции Находка-Восточная-экспорт. Таким образом, мы можем считать, что государственный орган приравнял реализацию телеграфного права к процессу управления перевозочным процессом.

В Минтрансе России есть Федеральная служба по надзору в сфере транспорта (Ространснадзор), однако в отношении железнодорожного транспорта функции службы заключаются исключительно в обеспечении безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта («Функции Федеральной службы по надзору в сфере транспорта», утверждены постановлением Правительства РФ 30 июля 2004 г. N 398, п. 5.1.5).

 

Кто вправе отменить запрет

Итак, ввести запрет могут Росжелдор как орган исполнительной власти в области железнодорожного транспорта и ОАО «РЖД» как перевозчик и владелец инфраструктуры в одном лице, но оперативно отменить запрет, кроме ОАО «РЖД», некому. Получается, что с жалобой на несправедливые действия РЖД необходимо обращаться к РЖД!

 

СПРАВКА

По адресу 75 даются телеграммы:

а) о запрещении погрузки грузов в определенных направлениях по указанию министра путей сообщения;

б) о временном прекращении или ограничении погрузки по указанию начальника железной дороги при явлениях стихийного характера, крушениях и авариях, вызвавших перерыв в движении поездов.

 

Пункт 1 статьи 18 Федерального закона «О железнодорожном транспорте» предоставляет владельцу инфраструктуры (РЖД) тридцать суток на предоставление ответа заявителю. За такой период времени предприятие, против которого были введены санкции, может понести колоссальные убытки, как прямые, так и косвенные, в виде штрафов за срыв договорных обязательств, а кроме этого вообще потерять клиентов.

 

Исключения из правил

Мы рассмотрели ситуацию, когда телеграмма была подана с соблюдением всех действующих норм и правил. Однако существуют и неприятные исключения, когда пренебрегают и этими, дискриминационными, правилами. Так, 12 июня сего года департамент по организации перевозок ОАО «РЖД» выпустил телеграмму N 1509, адресованную начальнику станции Находка-Восточная, где, ссылаясь на неудовлетворительную выгрузку вагонов на станции назначения, запретил погрузку контейнеров в адрес уже упоминавшейся фирмы «Контранс». Телеграмма ушла исключительно в адрес ряда служб Дальневосточной железной дороги, никакой рассылки на 75-й адрес и уведомления в Росжелдор направлено не было, а в качестве срока действия запрета было указано – до отмены.

Прямо нарушены положения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации», а именно:

не уведомлен Росжелдор;

не установлен срок действия запрета, поскольку понятие «до отмены» может означать что угодно, но никак не обозначение конкретного срока.

Где и у кого в такой ситуации пострадавшей стороне искать защиты? Остается только судебное разбирательство, что собственно и посоветовал в вышеупомянутом ответе представитель Росжелдора. Но решение спора в суде требует огромных затрат сил и времени, а транспортники временем не располагают, их профессиональная деятельность требует оперативности. Даже в случае выигрыша судебного спора шансов получить от РЖД реальную компенсацию понесенных убытков нет. В Уставе железнодорожного транспорта отсутствует положение, согласно которому железнодорожные перевозчики и представители инфраструктуры железнодорожного транспорта несли бы материальную ответственность перед другими участниками транспортного процесса за несостоявшиеся по их вине перевозки. Отсюда мы можем сделать очень неутешительный вывод: в настоящее время пользователи услуг железнодорожного транспорта, транспортно-экспедиторские компании и терминальные операторы абсолютно лишены какой бы то ни было государственной защиты от произвола телеграфного права. Есть ли выход из сложившейся ситуации? Ответов на этот вопрос видится два.

1. В сроки, предусмотренные «Программой структурной реформы на железнодорожном транспорте», закончить реформирование отрасли и отделить железнодорожных перевозчиков от собственников инфраструктуры.

2. Либо наделить исключительным правом на введение ограничений и запретов федеральный орган исполнительной власти в области железнодорожного транспорта, то есть Росжелдор.

Будем надеяться, что реформа, которую мы так долго ждали, будет доведена до логического завершения. Каждый из участников рынка железнодорожных перевозок будет заниматься своим делом, и в перевозочных процессах наступит гармония.

Андрей Голубчик

Начальник отдела логистики компании «ДВТГ»

Статья опубликована в журнале "ЛОГИСТИК&система"

№8/Август/2008

См. также статью "Игра в монополию"

 

СКЛАД ЗАКОНОВ

 

 

  Яндекс цитирования