СКЛАД ЗАКОНОВ

    

СКЛАД ЗАКОНОВ. Главная тема
16+

Юридические услуги и консультации в области логистики

Правила перевозок грузов автомобильным транспортом

Перевозка опасных грузов авиатранспортом

 

Реклама на сайте                   

 

 

Применение ИНКОТЕРМС в практике МКАС при ТПП РФ

 

В современный период глобализации международных экономических отношений значительно возросла роль гражданско-правовых договоров как основных документов, которыми участники международных коммерческих операций оформляют свои отношения. В этой связи первостепенное значение приобретает обеспечение единообразия условий таких договоров, что получило отражение в двух направлениях: первое направление ориентировано на принятие государствами международных конвенций, обеспечивающих единообразное регулирование соответствующих коммерческих операций с иностранным элементом; второе направление имеет целью разработку единообразных правил, адресованных самим участникам в коммерческих контрактов.

Первое направление осуществляется международными правительственными организациями в двух формах: в виде разработки и принятия: 1) коллизионных конвенций, что на универсальном уровне реализуется Гаагской конференцией по международному частному праву, а на региональном уровне - в рамках ЕС - путем принятия Римской конвенции 1980 года о праве, применимом к договорным обязательствам; в рамках СНГ - путем принятия Соглашения 1992 года о порядке разрешения хозяйственных споров между хозяйственными организациями стран СНГ; 2) конвенций, регламентирующих материально-правовые отношения сторон соответствующего договора, что на универсальном уровне реализуется ЮНСИТРАЛ и УНИДРУА. Оценка эффективности деятельности двух последних организаций выявляет, что наибольший успех в настоящее время имеют материально-правовые конвенции: наилучшим примером является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года, в которой участвуют 63 государства.

Второе направление на универсальном уровне осуществляется более широким кругом организаций: как международными правительственными (Европейская экономическая комиссия ООН, УНИДРУА), так и неправительственными организациями (Международная торговая палата, Международная федерация инженеров-консультантов, международные ассоциации торговли отдельными товарами). Реализуется оно тремя способами: 1) путем разработки отдельных единообразных условий, предлагаемых сторонам для включения в договоры (в виде Правил толкования единообразных торговых терминов - ИНКОТЕРМС, Единообразных правил и обычаев для документарных аккредитивов, Единообразных правил и обычаев по инкассо, Единообразных правил для гарантий по требованию); 2) путем разработки типовых контрактов, на основе которых стороны могут провести переговоры и заключить конкретную сделку; 3) путем разработки единообразного регулирования договорных отношений в виде Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА <*>, Принципов европейского договорного права <**>, которые представляют собой вершину реализации частноправового метода унификации и создают для сторон любого внешнеэкономического контракта вполне определенные правила поведения, а для международных арбитров - основу для разрешения споров из внешнеэкономических сделок.

------------------------------------

<*> См.: Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А. С. Комарова. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996.

<**> Текст см.: Бахин С.В. Субправо (международные своды унифицированного контрактного права). СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 268 - 309.

 

 См. также:

Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге (Оттава, 28 мая 1988 г.)

Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА)

Международный лизинг модельный договор. Комментарии.

Внешнеторговый контракт Примерный вариант общих условий совершения внешнеторговых сделок на базе норм Венской конвенции

 

Таким образом, возникает новый инструментарий правового регулирования международных коммерческих договоров, выходящий за пределы компетенции отдельных государств. Постепенно осуществляется переход от межгосударственного к частноправовому регулированию. Данный процесс осуществляется в двух направлениях: во-первых, происходит замена государства как участника унификационного процесса в рамках межправительственных организаций (СНГ, ОАГ, ЮНСИТРАЛ, УНИДРУА, Гаагская конференция по международному частному праву) неправительственными (Международная торговая палата, Международная федерация инженеров-консультантов, международные ассоциации торговли отдельными товарами); во-вторых, имеет место переход формулирования условий международных контрактов непосредственно к их участникам, "контрактуализация" их правового регулирования, что, в свою очередь, обусловлено расширением диспозитивности внутригосударственного регулирования гражданско-правовых отношений (это особенно характерно для Российской Федерации, стран СНГ, стран Центральной Европы), а также возрастанием взаимовлияния отдельных правовых систем вследствие глобализации международных экономических отношений, приводящей к взаимопереплетению и более глубокому взаимодействию хозяйствующих субъектов отдельных стран в рамках транснациональных компаний и иных образований. Отражением данного процесса в правовой сфере является эволюция инструментария правового регулирования отношений, вытекающих из международных коммерческих контрактов, - от национальной изолированности и стремления подчинить указанные отношения только национальному праву к развитию международного регулирования, создающего единообразный режим независимо от национальной принадлежности сторон.

Большое значение в создании наиболее благоприятной правовой среды реализации деловых отношений имеет деятельность Международной торговой палаты (МТП). Созданная в 1919 году, Палата обозначила в качестве своей основной цели содействие бизнесу и последовательно осуществляет свою деятельность в этом направлении. Основным инструментом, обеспечивающим достижение указанной цели, является разработка рекомендаций для использования предпринимателями в договорной практике. МТП функционирует через Национальные комитеты, действующие в 77 странах. Создание в России в мае 2000 года Национального комитета МТП позволило более широко ознакомить отечественных участников международных коммерческих контрактов с документами МТП и предложить им возможность самим осуществить разбор конкретного спора из договора международной купли-продажи по Регламенту Арбитражного суда МТП <*>. По приглашению торгово-промышленных палат субъектов Российской Федерации российский Национальный комитет МТП организовал семинары по актуальным вопросам применения ИНКОТЕРМС и других документов МТП в Калининграде, Санкт-Петербурге, Вологде, Брянске, Воронеже, Перми и Екатеринбурге, а также совместно с Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации и Торгово-промышленной палатой Российской Федерации провел международную конференцию, посвященную 45-летию Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений <**>. Публикация типовых контрактов МТП <***> позволяет российским участникам внешнеэкономических сделок использовать в договорной работе опыт данной авторитетной международной организации.

------------------------------------

<*> Международный семинар по рассмотрению конкретного дела состоялся в апреле 2002 года под руководством Председателя Арбитражного суда МТП д-ра Р. Бринера. Семинар проходил в виде деловой игры, в ходе которой участники формулировали состязательные документы и решение по делу.

<**> Отчет об этой конференции см. в рубрике "Новости международного арбитража" (с. 161 - 174). Ред.

<***> В настоящее время на русском и английском языках издательством "Консалтбанкир" опубликовано пять типовых контрактов МТП (международной купли-продажи товаров, публикация N 556Е, случайного посредничества, публикация N 619, франчайзинга, публикация N 557, коммерческий агентский контракт, 1-е изд., публикация N 496, и руководство по его составлению, публикация N 410, типовой дистрибьюторский контракт, 1-е изд., публикация N 518, и руководство по его составлению, публикация N 441Е), брошюра "Форс-мажорные обстоятельства", 1-е изд., публикация N 421Е. Находятся в печати: 2-е изд. коммерческого агентского контракта, публикация N 644; 2-е изд. дистрибьюторского договора; краткие формы агентского и дистрибьюторского договоров, публикация N 634.

 

Первым документом, разработанным МТП и принятым в 1936 году, являются Правила толкования международных торговых терминов (ИНКОТЕРМС), которые развивались одновременно с развитием коммерческих отношений, в частности способов доставки товара от продавца к покупателю, и сохраняют свое значение в качестве основного документа МТП и в настоящее время. Основной причиной разработки ИНКОТЕРМС явились значительные различия в принятых в отдельных странах (и даже портах одной страны) торговых терминах, а также различия по этому вопросу в законодательстве отдельных стран. Помимо ИНКОТЕРМС базисные условия в явно выраженной форме с указанием ФОБ, СИФ и др. неодинакового с ИНКОТЕРМС содержания предусмотрены в Единообразном торговом кодексе США (ст. 2-319-322) <1> и в Законе Франции от 3 января 1969 г. о фрахтовании и морской торговле (статьи 30, 32, 36, 37, 39 - 41) <2>. Кроме того, базисные условия поставки содержатся в таких международно-правовых документах, как двусторонние Общие условия поставки (ОУП) с КНР 1990 года (параграфы 2 - 5), с КНДР 1981 года (параграфы 4 - 7), ОУП СЭВ-Финляндия 1978 года (гл. 9, параграфы 1 - 5) <3>. Правовой характер этих документов в современный период исследован профессором М.Г. Розенбергом <4>.

------------------------------------

<1> См.: Единообразный торговый кодекс США. М.: МЦФР, 1996. (Современное зарубежное и международное частное право). С. 72 - 75.

<2> Code dе Commerce. Edition 2003. Editions Dalloz. 2003.

<3> См. в кн.: Розенберг М.Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. 3-е изд. М.: Книжный мир, 1998. С. 267 - 269, 297 - 299, 406 - 411 соответственно.

<4> Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. Комментарий к правовому урегулированию и практике. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2003. С. 19 - 20, 274 - 280.

 

В 20-е годы XX века МТП были опубликованы сведения о принятых в 18 странах торговых терминах - Trade Terms. Выявившиеся значительные расхождения обусловили проведение работы по их обобщению и разработке единых правил толкования, в результате чего в 1936 году впервые появились ICC Rules for the Interpretation of Trade Terms - Incoterms (Правила МТП толкования международных торговых терминов - ИНКОТЕРМС). Последующие редакции данного документа (1953, 1967, 1976, 1980, 1990, 2000) отражали потребность обобщения изменяющейся коммерческой практики. В них зафиксированы изменения в технике взаимоотношений сторон договора международной купли-продажи товаров, включая доставку и выполнение необходимых таможенных формальностей. Основной целью стандартизации в ИНКОТЕРМС базисных условий поставки товара и четкого изложения отдельных обязанностей продавца и покупателя является обеспечение понимания и единообразного применения общепризнанных и ясных всем коммерсантам ключевых понятий.

В отечественной литературе данному документу уделялось значительное внимание. Первые публикации относятся к началу 50-х годов прошлого столетия. Среди них центральное место занимают статьи Д.Ф. Рамзайцева (бывшего в течение девятнадцати лет, с 1940 по 1959 год, председателем Внешнеторговой арбитражной комиссии) - "Обзор торговых обычаев, принятых в зарубежных странах", "О значении отдельных обычаев, применяемых во внешней торговле СССР" <1>; "Вопросы международного частного права в практике ВТАК" <2>. Он же осуществил первый перевод ИНКОТЕРМС 1953<3>; К.К. Бахтова (торгового представителя нашей страны в Италии и начальника Договорно-правового управления МВТ) - "Обзор отдельных обычаев, применяемых во внешней торговле СССР" <4>. Особо следует выделить книгу И.С. Зыкина "Обычаи и обыкновения в международной торговле" <5>, в которой не только глубоко исследуется специфика торговых обычаев и обыкновений, применяемых в международной торговле, но и впервые в нашей стране опубликован сделанный автором перевод ИНКОТЕРМС с дополнениями 1976 и 1980 годов. Основное содержание терминов ИНКОТЕРМС 1980 было изложено в статье М.Г. Розенберга и С.Н. Андрианова <6>. Два последних издания ИНКОТЕРМС 1990 и 2000 были представлены отечественным практикам в виде комментария профессора Яна Рамберга, возглавлявшего рабочую группу по подготовке этих двух редакций ИНКОТЕРМС, причем в комментарии к ИНКОТЕРМС 2000 приведен также текст самого документа на двух языках <7>.

 

<1> В кн.: Международные торговые обычаи / Издание ВТП. М.: Внешторгиздат, 1958. С. 5 - 12, 32 - 131.

<2> Рамзайцев Д.Ф. Вопросы международного частного права в практике ВТАК // Материалы Секции права ТПП СССР. 1973. Вып. 26. С. 27 - 30.

<3> В кн.: Международные торговые обычаи. С.132 - 156.

<4> Там же. С. 13 - 31.

<5> М.: Международные отношения, 1983.

<6> Андрианов С.Н., Розенберг М.Г. Новое в практике определения базисных условий поставки // Внешняя торговля. 1982. N 7, 8.

<7> Рамберг Я. Комментарий к ИНКОТЕРМС 1990, публикация МТП N 461. М.: Консалтбанкир, 1998; Он же. Комментарий к ИНКОТЕРМС 2000, публикация МТП N 620 / Пер. с англ. и предисл. Н.Г. Вилковой. М.: Консалтбанкир, 2001.

 

Определяя правовую природу ИНКОТЕРМС, необходимо подчеркнуть, что на основании Закона Российской Федерации о торгово-промышленных палатах Правление ТПП РФ постановлением от 28 июня 2001 г. N 117-13 (п. 4) объявило ИНКОТЕРМС 2000 на территории Российской Федерации торговым обычаем. Это означает повышение юридического статуса данного документа и признание за ним на основании статьи 5 и пункта 5 статьи 421 ГК РФ значения одного из регуляторов имущественных отношений сторон. Необходимая конкретизация использования принятых в международном обороте терминов предусмотрена пунктом 6 статьи 1211 ГК РФ, согласно которому, если в договоре использованы принятые в международном обороте термины, при отсутствии в договоре иных указаний считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычаев делового оборота, обозначаемых соответствующими торговыми терминами. Обоснованность применения торговых обычаев признается всеми центрами международного коммерческого арбитража. В нашей стране это следует из содержания пункта 3 статьи 28 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" и параграфа 13 Регламента МКАС при ТПП РФ - во всех случаях арбитраж принимает решение в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данной сделке. В пункте 2 статьи 17 Арбитражного регламента МТП содержится аналогичное правило: во всех случаях состав арбитража принимает во внимание положения контракта и соответствующие торговые обычаи.

Возможность применения ИНКОТЕРМС во внутренних договорах поставки следует из правила пункта 5 статьи 421 ГК РФ, согласно которому, если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон, а также из правила пункта 1 статьи 510 ГК РФ, согласно которому доставка товаров осуществляется поставщиком путем отгрузки их транспортом, предусмотренным договором поставки, и на определенных в договоре поставки условиях. Использование ИНКОТЕРМС позволяет достичь единообразного и принятого в коммерческом обороте уточнения диспозитивных правил статьи 458 (момент исполнения обязанности продавца передать товар) и статьи 459 ГК РФ (переход риска случайной гибели товара). Договорная практика отечественных предприятий свидетельствует об использовании ИНКОТЕРМС во внутренних договорах поставки.

Соотношение правил ГК РФ и ИНКОТЕРМС. Обращение к главе 30 ГК РФ выявляет ряд положений, определяющих (как и ИНКОТЕРМС) основные обязанности сторон договора купли-продажи (поставки), связанные с доставкой товара от продавца к покупателю. К ним относятся правила статьи 458 о моменте исполнения обязанности продавца передать товар, статьи 459 о моменте перехода риска случайной гибели товара, статьи 510, определяющей порядок поставки товара в виде двух условий: путем отгрузки его транспортом, предусмотренным договором поставки (что соответствует условию франко-перевозчик FCA ИНКОТЕРМС 2000), либо путем получения товаров покупателем в месте нахождения поставщика (что соответствует условию франко-завод ЕХ WORKS ИНКОТЕРМС 2000).

Соотношение ИНКОТЕРМС 2000 и Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980; далее - Венская конвенция). Хотя Венская конвенция является наиболее успешным инструментом унификации и широко применяется в договорной и арбитражной практике, не все практические вопросы договора международной купли-продажи получили в ней отражение. Именно поэтому в статье 7 определены принципы ее восполнения, включающие две составляющие: к первой относятся общие принципы, на которых основана Конвенция; ко второй - право, применимое в силу норм международного частного права. Третьим регулятором отношений, которые не урегулированы Конвенцией, являются обычаи двух видов: в отношении которых стороны договорились и подразумеваемые обычаи <*>.

------------------------------------

<*> Согласно статье 9 под ними понимается обычай, о котором стороны знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли.

 

Поскольку Венская конвенция в диспозитивной норме статьи 31 предусматривает только три варианта определения, когда продавец считается выполнившим свою обязанность по поставке товара, ИНКОТЕРМС предоставляет сторонам договора международной купли-продажи товаров возможность выбрать соответствующий особенностям их взаимоотношений базис поставки и уточнить ряд юридических и коммерческих вопросов реализации и исполнения договора международной купли-продажи товаров.

Первая предусмотренная статьей 30 и конкретизированная в статьях 31 - 34 Венской конвенции обязанность продавца по передаче покупателю товара уточнена в пункте А.1 отдельных условий ИНКОТЕРМС: согласно пункту А.1  ЕХ WORKS - это момент предоставления продавцом товара в распоряжение покупателя на складе или предприятии продавца; согласно пункту А.1 условий группы F и группы С - это момент передачи товара перевозчику; согласно пункту А.1 условий группы D - это момент предоставления товара в распоряжение покупателя в согласованном пункте назначения. Правило пунктов 2 и 3 статьи 32 Венской конвенции относительно обязанности продавца по заключению необходимых для перевозки товара в место назначения договоров уточняется в пункте А.4 ИНКОТЕРМС: согласно пункту А.4 терминов группы С (CFR, СIF порт назначения, СРТ, СIР пункт назначения) на продавца возлагается юридическое обеспечение передачи товара покупателю, согласно пункту А.4 терминов группы D (DAF, DES, DEQ порт назначения, DDU, DDP пункт назначения) - обязанность фактически доставить товар до согласованного пункта и на согласованных условиях. Данная обязанность конкретизируется в пунктах А.3 и Б.3 ИНКОТЕРМС (например, по терминам CFR, CIF порт назначения, СРТ, CIP, DDU, DDP пункт назначения, DAF согласованный пункт на границе).

Правило пункта 1 статьи 32 Венской конвенции относительно извещения об отправке товара уточняется в пункте А.7 отдельных терминов ИНКОТЕРМС указанием на обязанность продавца передать покупателю надлежащее извещение, а также на необходимость индивидуализации товара. Правило статьи 33 Венской конвенции о дате поставки конкретизируется в пунктах А.4 и Б.4 ИНКОТЕРМС (например, по терминам FOB и FAS порт отгрузки, а также CIF порт назначения или СIP пункт назначения датой поставки является дата коносамента, по термину DDU и DDP пункт назначения - согласованные дата или период предоставления товара в распоряжение покупателя в обусловленном пункте назначения).

Вторая предусмотренная статьей 30 Венской конвенции обязанность продавца по передаче покупателю относящихся к товару документов конкретизируется в пунктах А.2, А.8 и А.10 ИНКОТЕРМС.

Третья предусмотренная статьей 30 Венской конвенции обязанность продавца по передаче покупателю права собственности на товар не получила детализированного регулирования в Конвенции и не отражена в ИНКОТЕРМС <*>.

------------------------------------

<*> Для обеспечения необходимой информацией участников международного коммерческого оборота МТП выпущено две публикации о регулировании данного аспекта взаимоотношений сторон по законодательству основных государств: Переход права собственности в международной торговле (публикация МТП N 546) и Руководство по удержанию права собственности (публикация МТП N 501).

 

Учитывая, что при рассмотрении споров из договоров международной купли-продажи решающее значение часто имеет определение того, выполнила ли каждая из сторон договора возложенные на нее договором и Венской конвенцией обязанности, весьма часто арбитры обращаются к ИНКОТЕРМС. В публикациях арбитражной практики МКАС (ранее - Внешнеторговая арбитражная комиссия) всегда уделялось значительное внимание освещению правоотношений сторон договора международной купли-продажи товаров в свете базисных условий поставок ИНКОТЕРМС. Первое опубликованное решение было принято в 1940 году (по заключенному в 1936 году контракту на условиях СIF порт назначения между египетской фирмой "Сосьете д'Аванс Коммерсиаль" и одним из внешнеторговых объединений), затем в 1950 году было опубликовано решение по спору из контракта на условиях FOB порт отгрузки, заключенного между английской фирмой "Ариович и Джакоб фор Ко., Лтд" и В/О "Союзпушнина" <*>.

------------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика. Ч. 1. 1934 - 1951. М., 1972. С. 114 - 116.

 

На основе анализа решений МКАС при ТПП РФ за 2000 - 2002 годы получены следующие данные, подтверждающие значение для договора международной купли-продажи товаров базисных условий поставки, предусмотренных в ИНКОТЕРМС <*>.

------------------------------------

<*> Автор выражает благодарность за помощь в подготовке статистического материала Анне Серебрийской.

 

┌───────────────────────────────────┬───────┬────────┬───────┐

│                                   │2000 г.│2001 г. │2002 г.│

├───────────────────────────────────┼───────┼────────┼───────┤

│Общее число вынесенных решений     │253    │239     │242    │

│                                   │       │        │       │

│Число решений, в которых содержатся│75     │46      │40     │

│указания на ИНКОТЕРМС 1990 и 2000  │       │(включая│       │

│                                   │       │два ре- │       │

│                                   │       │шения по│       │

│                                   │       │спору   │       │

│                                   │       │между   │       │

│                                   │       │двумя   │       │

│                                   │       │ино-    │       │

│                                   │       │фирмами)│       │

├───────────────────────────────────┼───────┼────────┼───────┤

│Указание в "обстоятельствах дела"  │20     │17      │10     │

│на конкретное базисное условие по- │       │        │       │

│ставки со ссылкой на ИНКОТЕРМС     │       │        │       │

├───────────────────────────────────┼───────┼────────┼───────┤

│Указание в "обстоятельствах дела"  │51     │15      │20     │

│на конкретное базисное условие по- │       │        │       │

│ставки без ссылки на ИНКОТЕРМС     │       │        │       │

├───────────────────────────────────┼───────┼────────┼───────┤

│Анализ в "мотивах решения" прав    │15     │14      │10     │

│и обязанностей сторон со ссылкой   │       │        │       │

│на базисные условия поставки       │       │        │       │

├───────────────────────────────────┼───────┼────────┼───────┤

│Число решений, по которым рос-     │58     │25      │27     │

│сийские хозяйствующие субъекты     │       │        │       │

│выступали в качестве экспортеров   │       │        │       │

├───────────────────────────────────┼───────┼────────┼───────┤

│Число решений, по которым рос-     │17     │16      │7      │

│сийские хозяйствующие субъекты     │       │        │       │

│выступали в качестве импортеров    │       │        │       │

└───────────────────────────────────┴───────┴────────┴───────┘

 

Приведенные цифры свидетельствуют о том значении, которое имеет ИНКОТЕРМС для определения прав и обязанностей продавца и покупателя по договору международной купли-продажи товаров. Число споров с участием российских экспортеров значительно превышает число споров с участием российских импортеров. Хотя во многих решениях в "обстоятельствах дела" при указании на конкретный термин отсутствует ссылка на ИНКОТЕРМС, вполне возможно, что стороны согласовали применение данного документа в заключенном ими договоре международной купли-продажи товаров.

Согласование не только отдельного термина, но и применения самого ИНКОТЕРМС в конкретной редакции (ИНКОТЕРМС 1990, ИНКОТЕРМС 2000) в явно выраженной форме путем указания в договоре представляется наиболее четким выражением воли сторон и способствует единообразному пониманию ими возникающих между ними прав и обязанностей в связи с доставкой товара от продавца к покупателю, что ведет к уменьшению спорных ситуаций. Но и при отсутствии в договоре ссылки на ИНКОТЕРМС данный документ подлежит применению в качестве обычая делового оборота (торгового обычая), а вопрос о том, какая именно редакция ИНКОТЕРМС в конкретном случае применима, разрешен в пункте 6 статьи 1211 ГК РФ. Отсутствие согласования сторонами ссылки на ИНКОТЕРМС в конкретной редакции восполняется правилом указанной статьи ГК РФ и обеспечивает единое понимание сторонами их прав и обязанностей по договору международной купли-продажи товаров. Однако ситуация может быть иной, если применимым к указанному договору будет иностранное право.

Встречаются случаи, когда стороны, согласовывая условие о применимом праве, ссылаются на ИНКОТЕРМС. Например, в деле N 151/2000, решение МКАС при ТПП РФ от 25 мая 2001 г., стороны договорились, что по всем вопросам, не предусмотренным контрактом, стороны руководствуются Конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980) и правилами ИНКОТЕРМС-90.

Более сложная ситуация складывается при возникновении спора из договора международной купли-продажи товаров, в котором стороны согласовали базисное условие, отсутствующее в ИНКОТЕРМС (франко-вагон станция перехода, CIF Москва, франко-причал). В такой ситуации важное значение имеет толкование намерения сторон, а также порядок исполнения продавцом и покупателем принятых обязательств.

Интерес представляет обобщение практики использования в 2000 - 2001 годах отдельных условий ИНКОТЕРМС российскими экспортерами и импортерами.

Приведенная ниже таблица дает представление о приоритетах выбора российскими экспортерами того или иного базисного условия поставки в практике МКАС при ТПП РФ.

 

┌─────────────────┬───────┬───────┐

│                 │2000 г.│2001 г.│

├─────────────────┼───────┼───────┤

│ЕХ WORKS, франко-│6      │1      │

│завод, со склада │       │       │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│FCA              │13     │7      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│FОВ              │4      │4      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│СРТ              │2      │1      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│СIР              │1      │1      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│СIF              │3      │2      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│DAF              │12     │6      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│DDU              │1      │2      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│Франко-борт судна│1      │-      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│Франко-граница   │1      │-      │

└─────────────────┴───────┴───────┘

 

Следующая таблица дает представление о приоритетах выбора российскими импортерами того или иного базисного условия поставки в практике МКАС при ТПП РФ.

 

┌─────────────────┬───────┬───────┐

│                 │2000 г.│2001 г.│

├─────────────────┼───────┼───────┤

│ЕХ WORKS         │1      │1      │

│(франко-фабрика) │       │       │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│FCA аэропорт     │-      │2      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│FОВ              │2      │-      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│СIР пункт        │7      │3      │

│назначения       │       │       │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│DAF              │-      │1      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│Франко-вагон     │1      │-      │

│станция перехода │       │       │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│DDU              │2      │-      │

├─────────────────┼───────┼───────┤

│DDP              │1      │-      │

└─────────────────┴───────┴───────┘

 

Из приведенных таблиц следует, что при экспорте российские хозяйствующие субъекты используют более широкий набор терминов ИНКОТЕРМС, чем при импорте. Наиболее часто встречается согласование терминов ЕХ WORKS, FCA  (франко-перевозчик) и DAF (поставка на границе), FОВ порт отгрузки. Представляется, что договорная практика при импорте находится в стадии становления. В Комментарии к ИНКОТЕРМС 2000 профессор Яр Рамберг, отмечая значение стратегии бизнеса, подчеркивал, что прежде всего особенности товара и коммерческая практика обусловливают следующее: необходимость для продавца воздерживаться от принятия любой дополнительной обязанности; готовность продавца совершить больше, чем предоставить в своих помещениях товар в распоряжение покупателя; позицию покупателя, позволяющую ему вести переговоры и настаивать на принятии продавцом более широких обязанностей. В этой связи можно напомнить рекомендации по использованию предусмотренных ИНКОТЕРМС опций, например таких, как возможность для продавца путем расширения своих обязанностей установить более конкурентоспособную цену или целесообразность для покупателя, желающего перепродать товар до его прибытия в место назначения, использования морских терминов FAS, FОВ, СFR или СIF <*>.

------------------------------------

<*> Рамберг Я. Комментарий к ИНКОТЕРМС 2000. С. 25.

 

Обобщение практики МКАС при ТПП РФ за 2000 - 2001 годы позволяет выделить ряд категорий споров из договоров международной купли-продажи товаров, для разрешения которых арбитры обращались к ИНКОТЕРМС.

К первой категории относятся споры по договорам, в которых при согласовании условий поставки отсутствует указание на какое-либо базисное условие поставки.

В деле N 406/1998, решение от 6 июня 2000 г., российский продавец и зарубежный покупатель согласовали отгрузку товара на условиях СIF согласованный порт назначения, однако в контракте отсутствовала ссылка на ИНКОТЕРМС.

Покупателем сумма требования была определена как разница между ценой контракта, по которой он согласился продать товар третьему лицу, и ценой по контракту с продавцом, что составило примерно 50 процентов стоимости товара по контракту, заключенному истцом с ответчиком.

Продавцом был признан факт неисполнения заключенного контракта, но он ссылался на то, что исполнению контракта препятствовали обстоятельства непреодолимой силы в виде повышения цен, налогов, запрета таможенных органов и т.п. Учитывая, что каких-либо доказательств по поводу непреодолимой силы ответчиком не представлено, хотя в стандартных условиях контракта предусмотрено, что достаточным доказательством таких обстоятельств являются сертификаты торговой палаты страны продавца, арбитраж был лишен возможности давать правовую оценку основанию, на которое ссылается ответчик, и не счел поэтому возможным принять во внимание ссылку на форсмажор.

Не получив товар, покупатель требовал возмещения упущенной выгоды. Им доказано существование контракта между ним и третьим лицом и связь этого контракта с контрактом, заключенным между сторонами. При таких условиях МКАС признал за покупателем в соответствии со статьей 74 Венской конвенции право на компенсацию упущенной выгоды. При определении размера убытков арбитраж исходил из предписаний статьи 74 Венской конвенции о предвидимости убытков. МКАС констатировал, что продавец не был уведомлен об условиях договоренности между покупателем и третьим лицом, доказательств такой осведомленности не представлено. Арбитраж обратил внимание на то, что покупатель не предпринял должных шагов по уменьшению размера своих убытков, как того требует статья 77 Венской конвенции: он не расторг контракта и не совершил замещающей сделки, равно как и не опирался в своих расчетах на статью 76 Конвенции. При таких обстоятельствах МКАС полагает, что ответчик с учетом приведенного положения статьи 74 Венской конвенции не должен был предвидеть, что упущенная выгода истца составит около 50 процентов цены спорного контракта.

Признав обоснованным на основании статей 74 - 77 Венской конвенции требование покупателя о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, арбитры определили, что упущенная выгода, подлежащая компенсации истцу, должна определяться в размере 10 процентов. Делая такой вывод, МКАС принял во внимание, что контракт заключался на условиях CIF, и хотя в контракте нет ссылки на ИНКОТЕРМС, арбитры считали разумным и обоснованным полагаться на некоторые содержащиеся в этом своде ориентиры, отражающие обыкновения международной торговли. Так, в ИНКОТЕРМС 1990 применительно к базису СIF указано, что страхование должно покрывать предусмотренную в договоре цену плюс 10 процентов. Общеизвестно, что указанные 10 процентов призваны покрыть ожидаемую прибыль покупателя и являются обычной нормой прибыли, принятой в международной торговле. Поэтому, по мнению арбитров, не имеет значения, что спорный контракт в стандартных условиях предусматривает страхование на цену инвойса, то есть на 100 процентов стоимости товара.

В деле N 71/1999, решение от 2 февраля 2000 г., спор касался требования российского продавца о возврате иностранным покупателем удержанной из причитающейся к оплате цены товара суммы демереджа в порту отгрузки и возмещения понесенных продавцом расходов по реализации оставшейся в порту части груза вследствие неполной загрузки судна (стоимость хранения, переадресовки и др.).

Товар подлежал поставке на условиях FOВ stowed порт Туапсе, однако ссылка на ИНКОТЕРМС отсутствовала в "обстоятельствах дела" и в "мотивах решения" МКАС. По мнению покупателя, в соответствии с контрактом он должен был оплатить только стоимость груза, указанного в коносаменте, что и было сделано. Условие FOВ stowed предусматривает, что оплата демереджа в порту погрузки относится на счет грузоотправителя. Задержка судна произошла не по вине покупателя. Продавец не мог не знать о плохих погодных условиях, а также был проинформирован о технических характеристиках зафрахтованного продавцом судна, однако никаких претензий по этому поводу не высказал.

Относительно требования о возврате удержанной покупателем суммы демереджа МКАС констатировал, что расчеты за поставленный товар производились по аккредитиву. Аккредитив как избранная сторонами форма расчетов не предусматривает удержание покупателем как плательщиком части платежа за поставленный товар в счет удовлетворения его встречных требований к продавцу. Признав, что в данном случае удержание денежных средств было произведено неправомерно, МКАС удовлетворил требование истца о возврате ему неосновательно удержанной суммы.

В "мотивах решения" МКАС подчеркнул, что условие FOВ stowed в международной практике принято понимать как возложение на продавца обязанностей по оплате расходов по погрузке товара. Однако такое условие не содержит ответа на вопрос о том, какая из сторон несет неблагоприятные последствия осуществления такой погрузки, что сторонам надлежало сделать при заключении договора<*>. Как видно из чартера, поданное покупателем судно могло принять часть товара, неполная погрузка объясняется в Statement of Facts плохой укладкой, а также заботой о безопасности команды. По материалам дела, не исключается воздействие на неполную загрузку судна и других факторов, в частности неблагоприятных погодных условий в порту Туапсе. Достаточных объяснений по этому вопросу стороны не представили, а сумма понесенных продавцом расходов покупателем не оспорена. При таком положении и учитывая, что условие FOВ stowed не было сформулировано сторонами в договоре достаточно полно и четко, МКАС находит справедливым отнести неблагоприятные последствия, связанные с неполной погрузкой, повлекшей оставление части груза и последующую его реализацию в России, в равных долях на обе стороны. Такое решение основывается на правиле статьи 77 Венской конвенции 1980 года, возлагающем на сторону, требующую возмещения убытков, принятие разумных мер для уменьшения возникшего ущерба.

------------------------------------

<*> См. в кн.: Рамберг Я. Комментарий к ИНКОТЕРМС 1990 / Издание Международной торговой палаты.  М., 1995. С. 39.

 

Ко второй, более многочисленной категории споров относятся споры, в которых МКАС при вынесении решения опирается на соответствующие положения ИНКОТЕРМС.

В деле N 154/1999, решение от 30 мая 2000 г., спор касался оплаты зарубежным покупателем товара, поставленного российским продавцом на условиях FCA Полевской. Покупатель ссылался на то, что продавец не доказал, что товар был поставлен продавцом, и указал, что им не были получены счета-инвойсы на этот товар. По мнению продавца, поставка товара произведена в соответствии с условиями контракта, о чем свидетельствуют железнодорожные квитанции.

В "мотивах решения" МКАС указал, что Общие условия контракта, являющиеся его неотъемлемой частью, предусматривали условия поставки FСА Полевской, ИНКОТЕРМС 1990. Согласно этим условиям обязанность продавца заключается в предоставлении товаров в распоряжение перевозчика. Поставка при этом считается выполненной, когда загруженный вагон принимает железная дорога. Продавец несет все риски утраты или повреждения товаров до момента их сдачи перевозчику. Не признав обоснованным довод покупателя о том, что продавец не произвел поставку товара по контракту, МКАС удовлетворил требование продавца и возложил на покупателя обязанность по оплате товара.

В деле N 262/1999, решение от 18 мая 2000 г., российский продавец поставил зарубежному покупателю товар на условиях FСА Сергиев Посад. Количество, ассортимент, технические условия и цены были согласованы сторонами в приложении к контракту. В течение согласованного периода поставки грузоотправитель отгрузил на предоставленный покупателем автотранспорт товар. Покупатель информировал продавца о получении товара и предъявил рекламацию о недостаче товара и о его качестве, которое не соответствовало Европейскому стандарту. В подтверждение недостачи покупатель представил удостоверение таможни страны покупателя об отсутствии двух упаковок товара и в подтверждение несоответствия качества товара - протоколы государственной испытательной лаборатории. При оплате товара примерно половина его стоимости была удержана покупателем.

Продавец потребовал обязать покупателя полностью оплатить товар. В обоснование своих требований он представил в МКАС международную товарно-транспортную накладную, подтверждающую поставку товара, сертификат качества и расписку водителя автотранспортного средства о получении указанных документов. По окончании таможенного оформления машина была опечатана пломбой Сергиево-Посадского таможенного поста, о чем была сделана соответствующая запись в международной товарно-транспортной накладной. Продавец указал, что удостоверение таможни страны покупателя об отсутствии товара не содержит информации о целостности пломбы.

Разрешая спор, МКАС не принял во внимание утверждение ответчика о том, что им получен товар в меньшем количестве, чем это указано в спецификации, по следующим основаниям. Товар был принят перевозчиком, который расписался в его получении в указанном в товарно-транспортной накладной количестве. Каких-либо оговорок в отношении количества груза перевозчиком сделано не было. Поскольку товар поставлялся на условиях FСА в соответствии с ИНКОТЕРМС 1990 (п. 2.2 контракта), данные о количестве груза, указанные в автотранспортной накладной, являются определяющими.

Интерес представляет и вторая часть решения в отношении качества товара. Арбитры установили, что согласно условиям контракта качество товара должно было соответствовать техническим характеристикам, нормам и требованиям изготовителя. Доводы покупателя о несоответствии товара Европейскому стандарту не были признаны убедительными. Поскольку параметры, по которым проводились испытания товара на специализированном предприятии в стране покупателя, не были предусмотрены технической документацией изготовителя, то такие протоколы не могут являться надлежащим доказательством поставки некачественного товара.

Поэтому МКАС признал доказанным факт поставки товара в соответствии с условиями контракта, то есть исполнение продавцом своих договорных обязательств надлежащим образом, и удовлетворил требование продавца.

В деле N 348/1999, решение от 4 мая 2000 г., контрактом предусматривалась поставка российским продавцом зарубежному покупателю товара на условиях DAF станция Посень-Зилупе граница России-Латвии. Товар был отгружен по трем железнодорожным накладным, спор возник в связи с отгрузкой товара по третьей железнодорожной накладной. По мнению зарубежного покупателя, стороны изменили условия поставки с DAF граница России-Латвии на FOB Вентспилс. Продавец не представил коносамент в подтверждение исполненного им обязательства, груз был утрачен, причем утрата товара произошла в период, когда продавец нес риски утраты и повреждения товара, что дало истцу право требовать от ответчика возврата стоимости утраченного товара.

Покупатель пояснил, что письменного изменения условий контракта в части базиса поставки сторонами сделано не было.

Определяя применимое право, МКАС установил, что в заключенном сторонами контракте оно не было предусмотрено. Учитывая, что коммерческие предприятия зарубежного покупателя и российского продавца находились в странах - участницах Венской конвенции 1980 года, к отношениям сторон из контракта подлежали применению положения Конвенции и субсидиарно нормы материального права Российской Федерации как права страны продавца.

Согласно пункту 9 Конвенции при отсутствии договоренности сторон в отношении применимого ими обычая стороны подразумевали применение к договору такого обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен. По мнению МКАС, таким требованиям в этом деле отвечают Международные правила толкования торговых терминов ИНКОТЕРМС 1990 (публикация Международной торговой палаты 1990 г. N 460).

Оценив представленные сторонами документы и высказанные их представителями доводы, МКАС пришел к выводу, что письменного изменения условий контракта с DAF на FOB сделано не было. Ссылка покупателя на изменение условия транспортировки товара в аккредитиве не может быть оценена как изменение условий контракта, о чем имеется прямая запись в факсе банка покупателя. МКАС подверг анализу документы, на которые ссылался покупатель в подтверждение того, что стороны фактически исполняли отгрузку последней партии товара на условиях FOB Вентспилс, и пришел к выводу, что данное обстоятельство не имело места в отношениях сторон. Требование оформления коносамента противоречит изменениям, внесенным в аккредитив, поскольку в факсе от 30 апреля 1997 г. указано, что DAF граница России-Латвии меняется на FOB Вентспилс, а все остальные условия остаются без изменения. Из такой записи следует, что для получения средств с аккредитива за произведенную отгрузку не требовалось оформления коносамента, а достаточно было представления железнодорожной накладной в качестве документа, подтверждающего исполнение обязательства по отгрузке товара, что и было выполнено продавцом.

Для оценки действий сторон МКАС руководствовался правилами ИНКОТЕРМС, из которых следует, что продавец считается выполнившим свое обязательство с момента перехода товара через поручни судна в согласованном порту отгрузки, что должно подтверждаться коносаментом. Статья 60 Венской конвенции 1980 года предусматривает обязанность покупателя принять поставку, для чего он должен совершить такие действия, которые позволят продавцу осуществить поставку. В этой связи ИНКОТЕРМС возлагает на покупателя обязанность заключить договор перевозки таким образом, чтобы товар был размещен на борту судна, и передать продавцу надлежащее извещение о наименовании судна и месте и времени погрузки товара.

Кроме того, при отгрузке FOB на продавца согласно ИНКОТЕРМС возлагаются расходы, связанные с выполнением таможенных формальностей и оплатой расходов в порту погрузки, необходимые для вывоза товара. В счет, оплаченный покупателем, был включен только железнодорожный тариф за провоз груза по территории Латвии до станции Вентспилс, что, по сути, не внесло изменения в отношения продавца и покупателя.

На основании изложенного МКАС пришел к выводу, что стороны не внесли изменения в контракт об изменении базиса поставки и не имели намерения исполнять отгрузку на условиях FOB. Отгрузка товара была произведена на условиях DAF граница России-Латвии станция Посень-Зилупе, продавец выполнил свои обязательства, что подтверждается железнодорожными накладными и факсом Вентспилсского порта о прибытии товара в порт. Поэтому МКАС счел обоснованным применение пункта 1 статьи 67 Венской конвенции, из которого следует, что, если договор купли-продажи предусматривает перевозку товара и продавец обязан сдать товар перевозчику в определенном месте, риск не переходит на покупателя, пока товар не сдан перевозчику в этом месте. Аналогичный подход к определению момента перехода рисков содержится в ИНКОТЕРМС, где сказано, что при отгрузке товара на условиях DAF продавец несет все риски утраты или повреждения товара до момента предоставления товара в распоряжение покупателя в согласованном пункте на границе. В условиях контракта и приложении к нему стороны согласовали, что таким пунктом является станция Зилупе. Как следует из представленных документов, груз проследовал указанную станцию, прибыл в порт Вентспилс, после чего, по заявлению сторон, был утрачен. При таких обстоятельствах согласно статье 66 Венской конвенции утрата товара после того, как риск перешел на покупателя, не освобождает его от обязанности уплатить цену за товар, если утрата груза не была вызвана действиями или упущениями продавца. МКАС не усмотрел виновных действий со стороны продавца в утрате груза в порту Вентспилс и счел требование покупателя о взыскании с продавца стоимости утраченного груза необоснованным.

В деле N 244/1999, решение от 11 января 2001 г., спор возник в связи с неполной оплатой покупателем товара, поставленного на условиях FOB Мурманск, ИНКОТЕРМС 1990, а также с его отказом от уплаты расходов по транспортировке товара. При вынесении решения МКАС исходил из следующего. Поставка товара осуществлялась на зафрахтованном покупателем судне на условиях FOB порт Мурманск. Данный базис поставки возлагает на покупателя обязанность по фрахтованию судна и несение расходов по транспортировке, если иное не установлено соглашением сторон. По мнению покупателя, стороны договорились о возложении указанных расходов на продавца, продавец же полагал, что исключение транспортных расходов из цены товара было ошибочным. Изучив содержание расчета, арбитры констатировали, что в данном документе действительно суммы транспортных расходов, как и половина суммы демереджа, были вычтены продавцом из стоимости поставленного товара. Ответчик не уплатил указанную в расчете сумму и не акцептовал это предложение иным образом, соответственно, отсутствуют основания утверждать, что имело место необходимое согласование, и, следовательно, расходы по транспортировке, как это следует из базиса FOB, возлагаются на ответчика.

В деле N 228/2000, решение от 10 сентября 2001 г., спор возник между российским покупателем и индийским продавцом в связи с требованием покупателя о возмещении части стоимости лицензируемого по законодательству России и оплаченного им в полном объеме товара, поскольку спорный товар вследствие истечения срока годности не отвечал требованиям по качеству, обусловленным контрактом. Контракт был заключен на условиях DDU Москва таможенный склад "Северный", датой поставки товара согласно контракту является дата штемпеля Московской таможни в дорожно-транспортной накладной (СМR), свидетельствующего о прибытии товара в Москву на указанный таможенный склад.

По мнению продавца, требование покупателя о возврате части стоимости оплаченного товара базируется на неправильном толковании контракта и законодательства: в соответствии с пунктом Б.2 условия ИНКОТЕРМС 1990 DDU покупатель был обязан получить необходимую лицензию на импорт товара или какое-либо иное официальное разрешение, а также выполнить все таможенные формальности, необходимые для ввоза товара в Россию. В соответствии с контрактом обязанность предоставить документы, необходимые для таможенной очистки, и/или произвести их регистрацию были возложены на покупателя, то есть покупатель несет полную ответственность за получение оформленной должным образом лицензии на импорт в надлежащий срок. Продавец выслал необходимую покупателю информацию посредством факсимильной связи и просил оформить необходимую лицензию. Поскольку у покупателя отсутствовала лицензия на импорт товара, российская таможня вернула часть товара в порт Котка, Финляндия, что привело к задержке поставки на 12 месяцев и уменьшению вследствие этого срока годности товара. На основании положений ИНКОТЕРМС 1990 продавец считал, что ответственность за истечение сроков годности товара лежит на покупателе.

Покупатель отметил, что указанные факсимильные сообщения были направлены представителю продавца в Москве и являются внутренней перепиской продавца. Импортные лицензии для получения товара были оформлены своевременно до наступления срока поставки, однако товар прибыл на пост Выборгской таможни спустя четыре месяца. Товар был задержан таможней в связи с нарушением таможенных правил, выразившимся в неправильном оформлении продавцом отгрузочных документов, и только после уплаты еще через два месяца продавцом штрафа и надлежащего оформления товар был выпущен в свободное обращение.

Разрешая спор, МКАС не принял во внимание заявление продавца о том, что нарушение сроков годности товара произошло по вине покупателя из-за того, что им не была оформлена лицензия на импорт. Из представленных покупателем материалов следует, что у истца было оформлено несколько лицензий на импорт, копии которых имеются в деле, причем одна из них действовала в момент поставки товара и его доставки покупателю. Признав ссылку продавца на ИНКОТЕРМС 1990 необоснованной, МКАС удовлетворил требование покупателя о возврате ему разницы между произведенным им платежом и стоимостью полученного и принятого им товара.

В деле N 191/2000, решение от 24 мая 2001 г., спор возник между российским продавцом и зарубежным покупателем в связи с неоплатой им поставленного продавцом товара и расходов по его транспортировке. В приложении к контракту стороны согласовали базис поставке ЕХ WORKS. Продавец представил копию международной автотранспортной накладной, подтверждающей факт отгрузки продавцом всего товара. Согласно письму покупателя товар был им получен, однако он заявил претензию в отношении его качества, а затем самостоятельно осуществил уменьшение цены в целях компенсации некачественной поставки. Продавец не согласился с этим, указав, что покупателем не был соблюден согласованный сторонами порядок предъявления претензий по качеству, который состоял в следующем: рекламации по качеству могут быть предъявлены только в течение 60 дней с даты поставки и должны быть подтверждены сертификатом, составленным незаинтересованной компетентной организацией. При непредъявлении покупателем рекламации в течение этого периода он теряет право на предъявление претензии в отношении товара.

Разрешая спор, МКАС установил следующее. Продавец доказал факт выполнения им в полном объеме принятых обязательств, представив подтверждающие факт отгрузки товара документы: международную товарно-транспортную накладную, грузовые таможенные декларации и счета. Покупатель согласованный сторонами в контракте порядок предъявления претензий не соблюдал: не предъявил в установленный срок претензию и не представил сертификат, подтверждающий наличие ущерба. Поэтому на основании статей 53, 61 и 62 Венской конвенции требование продавца об оплате поставленного им покупателю товара было признано обоснованным.

Относительно оплаты расходов по транспортировке товара арбитры констатировали, что стороны согласовали базис поставки ЕХ WORKS; согласно Международным правилам толкования торговых терминов ИНКОТЕРМС при выборе сторонами такого базиса поставки покупатель обязан оплатить транспортные расходы. Поэтому требование продавца об оплате указанных расходов было признано обоснованным.

В деле N 222/2000, решение от 20 августа 2001 г., спор возник в связи с неоплатой покупателем поставленного продавцом на условиях FOB Санкт-Петербург товара. Несмотря на неоднократные просьбы продавца, покупатель полностью товар не оплатил, ссылаясь на его повреждения. В качестве подтверждения надлежащего выполнения контракта и в обоснование своего требования продавец представил коносамент и соответствующую грузовую таможенную декларацию.

Разрешая спор, МКАС установил, что факт поставки продавцом товара на условиях FOB Санкт-Петербург подтверждается вышеуказанными документами и не оспаривается покупателем. Обязанность покупателя по оплате товара вытекает из условий контракта. В обоснование отказа от полной оплаты товара он ссылался на повреждение товара, однако не представил соответствующих доказательств. Из материалов дела явствует, что товар пересек поручни в порту погрузки в надлежащем состоянии. Кроме того, даже в случае эвентуального повреждения товара после этого момента риск такого повреждения перешел на покупателя, как это следует из базиса поставки FOB. Поэтому МКАС нашел доказанным факт надлежащего исполнения продавцом своих обязательств по контракту и удовлетворил его требование.

В деле N 16/1999, решение от 17 сентября 2001 г., спор возник между российским продавцом, который должен был поставить покупателю на условиях CIF порт Александрия, ИНКОТЕРМС 1990 обусловленную контрактом машину, осуществить ее монтаж и пуск в эксплуатацию, однако покупатель не выполнил свою обязанность по оплате товара. При разгрузке в порту Александрия машина была повреждена.

Покупатель объяснял свой отказ от оплаты товара тем, что продавец нарушил условия контракта, в котором была предусмотрена поставка двух машин. Контракт предусматривает платеж за товары, а не за одну машину, поэтому неоплата покупателем одной машины не представляет собой нарушения контракта. По мнению покупателя, он должен был произвести платеж сразу за две машины. Вследствие непоставки второй машины покупатель потерял местного клиента. В результате покупатель понес убытки и вынужден требовать их возмещения. Эти убытки состоят в следующем: расходы по таможенной очистке, расходы по транспортировке товара из порта до склада, расходы по хранению, утрата выгоды от сертификата по тендеру, упущенная выгода в размере 15 процентов, банковский процент из расчета 15 процентов годовых за 10 месяцев.

Продавец не согласился с доводами покупателя и указал, что согласно ИНКОТЕРМС 1990 поставка на условиях CIF Александрия означает переход рисков порчи товара на покупателя с момента пересечения товара через поручни судна в порту отгрузки. Ответчику следовало оплатить поставленную машину, а затем обратиться с претензией в страховую организацию, в которой продавец застраховал товар в пользу покупателя. Согласно условиям контракта все расходы, возникшие на территории Египта, оплачиваются покупателем.

Разрешая спор, МКАС признал доказанным продавцом, что поставка товара была осуществлена им в соответствии с условиями контракта. Утверждение покупателя о том, что контракт предусматривал оплату за две машины, не подтверждается текстом контракта: слово "shears", использованное во множественном числе, означает "ножницы", это же слово означает и одну машину. К тому же в дополнении к контракту указана стоимость одной машины, а последующее поведение сторон показывает, что они намеревались урегулировать отношения по поставке одной машины, заключив соответствующий протокол. Поэтому арбитры нашли необоснованными утверждения ответчика о том, что он должен осуществить оплату по контракту только после поставки второй машины.

Контракт предусматривал поставку товара на условиях CIF Александрия. Согласно обычаям делового оборота, нашедшим отражение, в частности, в Международных правилах толкования торговых терминов ИНКОТЕРМС 1990, при поставке товара на условиях CIF порт назначения риск порчи товара переходит с продавца на покупателя в момент пересечения товара через поручни судна в порту отгрузки. Из материалов дела явствует, что товар был застрахован, соответственно, покупатель должен был обратиться к страховщику с требованием о возмещении убытков, связанных с причинением дефекта товару во время разгрузки, что он и сделал, а страховая компания выплатила ему соответствующее возмещение. Кроме того, в сертификате приемки товара, подписанном представителями обеих сторон, отмечается, что "требуется замена станины... на средства, полученные от страховщика". Следовательно, ответчик осознавал, что требования о возмещении убытков, связанных с дефектностью товара, подлежат удовлетворению страховщиком. Ответчик не представил доказательств того, что страховщик отказал ему в удовлетворении этих требований. Поэтому МКАС признал требование продавца об оплате поставленного товара обоснованным.

Третья категория споров затрагивает ситуации, когда стороны согласовывают в контракте условие, не предусмотренное ИНКОТЕРМС, либо вносят изменения в термины ИНКОТЕРМС.

В деле N 104/1997, решение от 25 июля 1998 г. <*>, товар подлежал поставке на условиях FCA франко-причал отправителя. Иск был предъявлен российским продавцом к зарубежному покупателю в связи с частичной оплатой товара, поставленного по контракту. В контракте был определен верхний предел подлежащего поставке количества (до) с указанием периода поставки и того, что она должна осуществляться партиями, письменно согласовываемыми сторонами. Согласованию подлежал график погрузок. В течение 48 часов с даты извещения о готовности партии товара к отгрузке покупатель был обязан производить авансовый платеж в размере 50 процентов стоимости партии товара и одновременно представлять гарантию первоклассного банка на остальную часть стоимости товара плюс 5 процентов. Фактически сторонами не производилось согласования ни партий, подлежащих поставке, ни графика погрузок.

------------------------------------

<*> См: Арбитражная практика МКАС при ТПП РФ за 1998 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1999. С. 112 - 116.

 

Без предварительного согласования отправитель товара отгрузил 19 партий товара. Предъявленный продавцом покупателю счет на авансовый платеж за них последним был оплачен, однако банковская гарантия, как это было предусмотрено контрактом, представлена не была. Вместе с тем продавец был уведомлен о том, что покупатель переуступает ему аккредитив на сумму, равную требуемой банковской гарантии. Ссылаясь на условия контракта, дающие ему такое право в случае непредставления банковской гарантии, продавец приостановил дальнейшие отгрузки товара.

Покупатель не признал требование продавца и предъявил встречный иск на сумму, в три раза превышающую сумму основного иска: он оспаривал количество поставленного товара, считал необоснованными действия продавца по приостановлению отгрузки товара. В сумму встречного иска были включены как реальные убытки, понесенные покупателем, так и упущенная выгода.

Разрешая спор, МКАС установил, что факт поставки товара в количестве, указанном в исковом заявлении, материалами дела установлен. Утверждение покупателя о том, что им получен товар в меньшем количестве, во внимание не был принят на том основании, что это количество определено покупателем по данным морских коносаментов, а не поданных 19 дорожных ведомостей, свидетельствующих о количестве принятого от отправителя товара для перевозки речным транспортом, что является определяющим, поскольку контракт предусматривал поставку товара на условиях FCA франко-причал отправителя. Поскольку стоимость полученного товара покупателем не оспорена, а его обязанность уплатить цену за полученный товар предусмотрена статьями 53, 54 и 59 Венской конвенции 1980 года, требование продавца удовлетворено.

В отношении требования покупателя об убытках МКАС пришел к выводу об отсутствии причинной связи между обязательствами продавца по поставке товара на условиях FCA aранко-причал отправителя и убытками покупателя. Стороны не согласовали очередность и количество партий, подлежавших поставке, а также график отгрузок. Базисное условие FCA франко-причал отправителя без ссылки на ИНКОТЕРМС 1990 не вносит определенность в обязательства сторон по поставке. Наиболее близким по смыслу является и ранее применявшийся термин франко-завод (имеющийся также в ИНКОТЕРМС 1990). При применении этого базисного условия основная обязанность продавца состояла в передаче товара в месте его назначения, то есть на причале. С этим было связано намерение сторон согласовывать партии отправок и график погрузок, при соблюдении покупателем условий платежа, которые им с 12 мая 1996 г. были нарушены.

При рассмотрении конкретных требований покупателя о возмещении понесенных им реальных убытков МКАС пришел к выводу, что возникшие у покупателя убытки являются следствием отсутствия должной организованности в его отношениях с перевозчиками, либо касаются договоров перевозки, заключенных им до подписания контракта с продавцом, либо вызваны иными обстоятельствами, за наступление которых продавец не должен нести ответственности. Не доказана покупателем и обоснованность его требования о возмещении упущенной выгоды. Во-первых, им не представлен контракт на перепродажу товара и не доказана мировая цена на это время. Во-вторых, определение в контракте не конкретного количества товара, подлежавшего поставке, а его верхнего предела при отсутствии согласования сроков поставки отдельных партий и при том, что самим покупателем не выполнены контрактные условия платежа, не дает оснований для удовлетворения этого требования.

В деле N 385/1998, решение от 18 октября 1999 г. <*>, контракт российского покупателя и зарубежного продавца предусматривал, что отгрузка товара, проданного на условиях СИФ конкретный российский порт назначения согласно ИНКОТЕРМС 1990, должна быть произведена на судне, которое будет следовать в этот порт как первый порт отгрузки, и продавец примет все возможные меры, чтобы время доставки в этот порт составило не более 25 дней.

------------------------------------

<*> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 1999 - 2000 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2002. С. 159 - 163.

 

Товар подлежал оплате аккредитивом на основании отгрузочных документов, и особо было оговорено, что в случае непоступления товара на таможенную территорию России в течение 180 дней с даты осуществления оплаты уплаченная покупателем сумма должна быть возвращена продавцом покупателю. Стоимость товара была получена продавцом с открытого покупателем безотзывного аккредитива. Продавец же в нарушение условий контракта отгрузил товар с опозданием на 16 дней против согласованных сроков. Зафрахтованное судно вышло из порта отгрузки с опозданием на 38 дней против согласованных сроков. Продавец при заключении договора фрахтования не предусмотрел в нем условия, принятые им по контракту с покупателем, вследствие чего был выдан линейный коносамент, по которому перевозчик вправе устанавливать очередность разгрузки и последовательность захода в тот или иной порт. Таким образом, уже при погрузке товара на судно исключалась возможность его прибытия в российский порт назначения как первый порт разгрузки товара в соответствии с условиями контракта и в срок не более 25 дней с даты выхода из порта отгрузки.

Судно после выхода из указанного порта заходило в ряд других портов. На дату поступления искового заявления истца в МКАС судно с товаром в российский порт назначения не прибыло. Покупатель, ссылаясь на условия контракта, потребовал возвратить ему стоимость товара. Продавец иска не признал и в отзыве на исковое заявление доказывал, что он выполнил свои обязательства по контракту, отгрузив товар на условиях СИФ указанный в контракте российский порт согласно ИНКОТЕРМС 1990, то есть зафрахтовал судно, погрузил товар, а также застраховал груз. Ответчик также заявил, что право собственности и риски перешли на истца и в связи с этим его обязательство перечислить стоимость товара по истечении 180 дней при его неприбытии на таможенную территорию Российской Федерации противоречит международной практике и нормам подлежащего применению права.

В ходе рассмотрения спора было установлено, что капитан судна, на котором перевозился спорный груз, объявил общую аварию и спасатель отбуксировал судно в турецкий порт. Владельцы спасательного судна обратились в турецкий суд с просьбой об аресте судна. Решением этого суда на судно был наложен арест и определена стоимость спасательных работ. Груз, находящийся на судне, был реализован, и его стоимость пошла на оплату спасательных работ. Страховая компания, с которой продавец заключил договор страхования, просьбу истца о возмещении страховой суммы не удовлетворила.

В решении МКАС было отмечено следующее. Давая правильное толкование условий СИФ ИНКОТЕРМС, продавец не учитывал, что в заключенном им контракте эти условия были сторонами изменены и, в частности, предусмотрено право покупателя требовать возврата уплаченной за товар суммы, если он не прибудет в порт назначения в течение 180 дней с даты отгрузки. Это изменение истец объяснил особенностями действующего в России валютного законодательства, но независимо от этого стороны контракта в силу общепринятого в коммерческих отношениях начала свободы договора были вправе согласовать такое изменение, которое имеет юридическую силу и для сторон контракта обязательно. В комментарии к ИНКОТЕРМС 1990 изложенное выше изменение условий поставки приводится как применяемое на практике, и, хотя оно считается автором комментария нецелесообразным, правомерность такого изменения не ставится под сомнение <*>.

------------------------------------

<*> См.: Рамберг Я. Комментарий к ИНКОТЕРМС 1990. С. 101-102.

 

Констатировано, что уже при погрузке товара на судно исключалась возможность его прибытия в российский порт назначения как первый порт разгрузки в соответствии с условиями контракта.

При наличии в контракте ясно сформулированного условия об обязанности продавца вернуть цену товара в случае его неприбытия факт страхования товара в пользу покупателя и, соответственно, его обращение к страховщику не могут считаться достаточным основанием, исключающим для покупателя право требовать у продавца возврата оплаченного и неполученного товара. Однако покупателю, требующему от продавца возврата уплаченной за застрахованный товар цены, надлежало незамедлительно передать продавцу страховой полис и коносамент, с тем чтобы он имел возможность урегулировать взаимоотношения со страховщиком груза и перевозчиком.

МКАС принял во внимание то обстоятельство, что после отгрузки товара продавец совершал действия, направленные на выяснение судьбы товара. Он направлял своего представителя на место, где происходило судебное разбирательство в отношении спорного груза, а также информировал покупателя о возможных мошеннических действиях перевозчика. Это свидетельствует о том, что продавец не считал себя освобожденным от ответственности за судьбу груза и его сохранность. С учетом изложенного МКАС пришел к выводу, что ответчик добровольно принял на себя последствия за недоставку товара в течение 180 дней на таможенную территорию России, то есть в указанный в контракте российский порт. По смыслу действующего российского законодательства (ГК РФ) такое неисполнение обязательства приобретает характер ответственности. Ответчик не представил доказательств о наличии форсмажорных обстоятельств, которые могли бы освободить его от ответственности (ст. 401 ГК РФ). На основании изложенного требование покупателя, подтвержденное соответствующими документами, имеющимися в деле, признано обоснованным.

Однако, действуя согласно условиям контракта, покупатель не передал продавцу страховой сертификат и документы на груз, не потребовал от продавца возврата уплаченной суммы сразу же после истечения 180 дней. Это свидетельствует о несоблюдении покупателем требований, предписываемых статьей 77 Венской конвенции и аналогичной по содержанию статьей 404 ГК РФ. Поэтому МКАС признал наличие по спору смешанной вины сторон и посчитал правомерным разделить поровну между покупателем и продавцом сумму возникших убытков.

МКАС не считал возможным рассматривать отношения сторон по данному делу со страховой организацией, а также с перевозчиком, поскольку они выходят за рамки согласованной спорящими сторонами арбитражной оговорки. Стороны имеют возможность предъявить требования к упомянутым организациям и провести соответствующие взаиморасчеты.

 

Приведенная практика МКАС при ТПП РФ свидетельствует о важности не только включения в договор международной купли-продажи товаров конкретного базисного условия, определяющего основные параметры взаимоотношений продавца и покупателя, но и правильного выбора соответствующего их интересам базисного условия. Умение же ориентироваться в многочисленных обязанностях продавца и покупателя, зафиксированных как в действующей редакции ИНКОТЕРМС 2000, так и в предыдущих редакциях, должно помочь российским хозяйствующим субъектам уверенно выступать на международном рынке.

 

Н.Г.ВИЛКОВА,

доктор юридических наук,

профессор, арбитр МКАС при ТПП РФ,

судья Международного арбитражного

суда Международной торговой палаты

 

СКЛАД ЗАКОНОВ

 

 

  Яндекс цитирования