СКЛАД ЗАКОНОВ

    

СКЛАД ЗАКОНОВ. Главная тема
16+

Юридические услуги и консультации в области логистики

Правила перевозок грузов автомобильным транспортом

Перевозка опасных грузов авиатранспортом

 

Реклама на сайте                   

 

 

Интересы налоговых и иных госорганов

Симфония черно-зеленого нала

 

"Фимка: "Ну грех смеяться над убогими.

Ну посмотри на них – подневольные ж люди, одной рыбой питаются.

И поют – так жалостно!"

(К/ф "Формула любви", авт.сценария Григорий Горин)

 

9.9.1. Ни разу не доводилось мне услышать лестный отзыв о сложившейся в России налоговой системе. Ее оценки со стороны людей, разных по профессии, полу, возрасту, убеждениям, отличаются лишь оттенками критики, степенью ее резкости. Не вызывает сомнения, что объективное воздействие налоговой системы не поощряет экономический рост, препятствует легальному предпринимательству, способствует коррупции, унижает человеческое достоинство россиянина. Например, по мнению ведущего радиостанции "Свобода" А.Стреляного, "цифры показывают, что люди учатся выживать самостоятельно, не обременяя государство своими проблемами, но и не поддерживая его налогами. И теперь само государство не знает:

– как наладить обратную связь?

– сможет ли Россия перейти рубеж, за которым начинается общественная самоорганизация, или вновь сильная рука укажет ей путь назад к социально-информационной бедности, к изоляции, к тоталитаризму?".

Обратим внимание: рассуждая о поведении государства, мы привыкли воспринимать его как разумное существо. При этом мы не ставим под сомнение то, что основным или одним из основных мотивов деятельности государства является общественное благо, интересы населения страны. Исходя из этой предпосылки, постоянно натыкаешься на вопрос: по какой причине реальное поведение государства и его элементов не соответствует интересам общества, а во многих случаях и явно противоречит им?

Быть может, высшее звено чиновников не осознает проблемы или не видит путей их решения? Взглянем на телеэкран, откроем газету или мемуары наших политиков: с их слов, ни больные места экономики, ни оптимальные способы лечения загадки не представляют.

Быть может, препятствием для общественно полезной деятельности государства выступают чиновники среднего и нижнего звена, их низкая квалификация или отсутствие заинтересованности в результатах труда? Действительно, из 170 тысяч сотрудников Министерства по налогам и сборам высшее образование имеют только 58 процента, из них профильное образование – 73 процента. Низкий, унижающий человеческое достоинство уровень оплаты труда большинства российских госслужащих ни для кого секретом не является. По словам А.В.Борисова и В.И.Прозорова, годовой доход среднестатистического майора налоговой полиции с десятилетней выслугой в 1998 году составлял около 20000 рублей. Да, недостаточное обучение и низкий уровень официальной зарплаты, конечно же, не стимулируют чиновника на буквальное исполнение своих должностных обязанностей. Но эти факторы представляются устранимыми – культурный и экономический уровень позволяет нашей стране нанимать на государственную службу за более достойные деньги достаточно грамотного человека. Отсутствие денег в бюджете не означает полное отсутствие денег в стране. Возможность решения этих проблем в сочетании с решением общих экономических проблем наводит на мысль о том, что они выступают не как коренная причина, а как следствие существующих противоречий между интересами государства и общества.

 

9.9.2. Размышляя над мотивацией деятельности госаппарата, приходишь к предположению о том, что основной, глубинной причиной антиобщественной направленности этой деятельности не могут выступать сиюминутные мотивы поведения того или иного чиновника: при наличии общей воли, осознанного и целенаправленного воздействия эти мотивы могут быть приведены в соответствие с интересами общества. Однако такой воли и целеустремленности не проявляет ни общество, ни государство.

Чиновник завидует доходам предпринимателя, берет взятки, ворует бюджетные деньги, просто вредит из любви к искусству, саботирует. Предприниматель дает взятки, уклоняется от налогов, пассивно защищается от наездов государства, тем самым, соблюдая и поддерживая сложившиеся правила игры. Большая же часть населения, не относящаяся к классу чиновников или к классу предпринимателей, выступает источником трудовых, интеллектуальных, материальных и прочих ресурсов, питая своими мозгами, руками, животами и имуществом существующую систему отношений. Конечно, такая схема, очевидно, упрощает взгляд на общественные отношения. Но для их анализа, как для анализа любого предмета, предпочтительно оперировать с максимально упрощенными понятиями. Добившись каких-либо результатов в ходе анализа, можно переходить к более полному рассмотрению объекта исследования, синтезируя эти результаты.

Итак, попробуем взглянуть на российское общество, отвлекаясь от единства партии и народа. Представим, что чиновник и предприниматель не скрестили в едином порыве серп и молот перед входом на ВДНХ, что интересы класса чиновников, класса предпринимателей и прочих групп населения не совпадают. Для простоты отвлечемся от противоречий между интересами групп населения, не относящихся к госаппарату, и сопоставим общие интересы этой части населения, то есть интересы общества, с интересами госаппарата или государства.

Коренной интерес государства вытекает из природы, сущности этого явления. В целом отношения между госаппаратом и обществом могут быть определены как отношения власти и подчинения. Власть над обществом – стержень госаппарата. Стремление к всемерному ее укреплению – постоянный и неизменный мотив деятельности государства. Этот мотив действует не только на уровне разума, но и выступает в качестве безусловного инстинкта жизнедеятельности класса, состоящего из чиновников. Как любой инстинкт действеннее, сильнее, длительнее мотивирует поступки отдельного человека, нежели разумные, идеологические побуждения, так и инстинкт власти, неизменно присущий госаппарату, в большей степени определяет поведение государства, нежели любые идеи общественного блага, привносимые в госаппарат отдельными его членами.

Потребности общества имеют значение для укрепления государственной власти над ним лишь постольку, поскольку:

а) удовлетворение или неудовлетворенность тех или иных общественных потребностей способствует удержанию и усилению власти;

б) обеспечение некоторых видов потребностей необходимо для поддержания существования общества и потому представляет необходимое условие для существования самого государства.

Объективный интерес государства заключается в том, что оно должно восприниматься обществом в качестве необходимого условия общественной жизни. Власть удержать легче, когда общество согласно подчиняться. Наиболее эффективный способ добиться такого согласия – создание угрозы для общества, противодействие которой осуществляется государством. Яркий пример – состояние войны. Угроза физического уничтожения позволяет государству доводить степень подчиненности общества до крайности. В таких условиях гражданин допускает со стороны государства максимальное вторжение в свою личную жизнь, он отказывается от основополагающих прав и свобод, от защиты интересов своей семьи, клана, класса, позволяет не только отбирать свободу своих действий, но и свободу мысли, не только свое имущество, но и саму жизнь. Война – наиболее предпочтительное для государства состояние общества. Однако чрезмерное вовлечение общества в это состояние может привести к гибели общества. Власть теряет смысл при отсутствии подчиненных. Современный уровень развития вооружений, наличие средств массового уничтожения снижает привлекательность широкомасштабных войн для государства. Предпочтительным вариантом войны являются ограниченные конфликты. Их привлекательность возрастает, когда конфликту удается придать затяжной характер. Война представляет наиболее яркий, но отнюдь не единственный пример условий, содействующих укреплению власти государства. Опасностей, для которых обществу требуется государство, предостаточно: преступность, экономический и продовольственный кризисы, эпидемии, стихийные бедствия. Полное решение этих проблем объективно противоречит инстинкту власти. Я был бы рад ошибиться, но не проявлением ли инстинкта власти обусловливается длительное сохранение экономических проблем в России? До недавнего времени государственная власть в СССР опиралась на братскую поддержку со стороны США и НАТО. Капиталисты-имериалисты одним видом своих ракет и бомбардировщиков убеждали народы Советского Союза в крайней полезности доминирования государства (включающего партаппарат) во многих сферах общественной жизни. Неудивительно, что госслужащий М.С.Горбачев встретил осуждение со стороны коллег-чиновников: столь уравновешенная и стабильная система отношений в стране вдруг лишилась важнейшего компонента – исчез враг прогрессивного человечества, сконцентрированного в СССР.

Российское государство было вынуждено искать иные стимулы для подчинения общества. Ими стали экономические проблемы, преступность и война в Чечне.

 

9.9.3. Для прочной государственной власти недостаточно наличия угрозы в отношении общественных интересов. Если племя, узнав о подходе врага, призвало князя, не факт, что княжеская воля будет беспрекословно исполняться. Большая степень повиновения со стороны подданных достигается в том случае, когда приказ государя исполняется вне зависимости от оценки этого приказа подданными. Точнее говоря, максимальное подчинение исключает саму оценку распоряжения начальника со стороны подчиненного. Такое положение достигается в случае, если отношении подчиненного в любой момент могут быть применены меры принуждения (наказания). Для универсальной возможности наказания любого из подданных весьма желательно, чтобы каждый из них всегда и везде был виновен перед князем. Назовем это принципом постоянной вины. Пример активного использования принципа постоянной вины явило советское государство. В качестве повода для наказания любого из граждан выступало несоответствие гражданина идейно-политическим нормам, установленным в СССР. Невозможность для нормального человека избежать нарушения этих норм позволяло государству использовать репрессию в любом необходимом случае. С исчезновением этой возможности российское государство стало искать ей замену. И достойная замена без труда была найдена.

Установив запутанную систему налогообложения, противоречащую экономическим интересам общества, государство вновь поставило на свою службу принцип постоянной вины граждан. С одной стороны, чрезмерные налоги объективно подталкивают гражданина к нарушению налогового законодательства. С другой стороны, если гражданин даже по субъективным, принципиальным соображениям попытается оказаться невиновным, сделать ему это вряд ли удастся из-за сложности налогового законодательства и намеренного его извращения налоговыми органами. Законодательным изменениям соответствовали и организационные: место идеологического управления КГБ СССР заняла ФСНП России, а функции парткомов были переданы органам Госналогслужбы РФ.

Возможность наказания любого гражданина и в любой момент является, хотя и необязательным, но весьма желательным для государства свойством общественных отношений. Эта возможность абсолютно соответствует инстинкту власти. И трудно поверить, что госаппарат добровольно откажется от нее. По крайней мере, практика налоговых отношений в России свидетельствует о нежелании государства отказываться от использования принципа постоянной вины граждан. Редакция журнала "Нормативные акты для бухгалтера" сообщила, что Правительством России подготовлены поправки к Налоговому кодексу РФ. В числе этих поправок имеется предложение об исключении пункта 7 статьи 3, предусматривающего, что "все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов)" . Подобное предложение не только противоречит общепризнанному правовому принципу, согласно которому наиболее строго слово толкуется против говорящего, но и основополагающей гарантии прав человека – презумпции невиновности. Как видим, инстинкт власти доминирует над правовым сознанием, а принцип постоянной вины требует забвения прав человека.

Абсолютизации государственной власти служит и другой принцип: "что не дозволено быку, дозволено Цезарю". Хотя римская формулировка этого принципа недостаточна. Цезарю должно быть дозволено не просто больше – Цезарь должен обладать возможностью нарушать закон и периодически использовать эту возможность. Голова гражданина не в полной мере наклонена перед чиновником, когда гражданин осознал свою постоянную вину перед государством и возможность применения к этому гражданину в любой момент репрессии. Гражданин должен еще и убедиться, что чиновник не может оказаться виноватым и подвергнуться неприятностям ни в каком случае. Это убеждение лучше всего формируется, когда чиновник совершает открытое, явное нарушение закона. Особенно яркий и знаковый характер имеют нарушения, совершаемые не в частных интересах какого-либо госслужащего, а лишь для утверждения принципа надзаконности государства. Не так давно директор одной российской фирмы – пусть в этом рассказе он будет действовать под псевдонимом Петров – обратился в налоговый орган за возмещением налога на добавленную стоимость, уплаченного при покупке в России товара, поставленного на экспорт. Поставка была реальная, в дальнее итальянское зарубежье, Петров выполнил все требования инструкции по предоставлению документов и, находясь в здравом рассудке, не сомневался в скором или нескором, но получении денег из бюджета. Не тут-то было. Несколько работников налоговой инспекции не поленились встретиться с Петровым и сообщить ему об отказе в возврате налога. Налоговики пояснили, что этот отказ не основан ни на какой норме закона или инструкции, а продиктован внутриведомственной установкой на уменьшение размера Средств, возмещаемых экспортерам. Если открыть Уголовный кодекс РФ, можно убедиться, что подобные действия описываются в статьях 160 "Присвоение или растрата" и 285 "Злоупотребление должностными полномочиями". Об их квалификации можно поспорить, но возникает вопрос: почему работник налогового органа не опасается ответственности? Видимо потому, что правоохранительные органы не защищают интересы налогоплательщика в отношении таких действий. Именно так, мелкими шажками, повседневными примерами злоупотребления или превышения должностных полномочий гражданин должен убеждаться в абсолютном характере власти российского госаппарата.

Принцип надзаконности чиновника на более высоком уровне утверждается не только действиями в отношении отдельных лиц, но и изданием нормативных актов, противоречащих законодательству страны.

 

9.9.4. Таким образом, инстинкт власти как объективная и неотъемлемая принадлежность, основа российского государства неизбежно и постоянно должен побуждать госаппарат к сохранение условий, эту власть поддерживающих и усиливающих:

а) общественных опасностей, сплачивающих граждан под дланью государевой;

б) постоянной вины граждан перед государством и возможности применения к ним репрессии;

в) надзаконного положения госаппарата, обеспечивающего неподконтрольность госслужащих обществу.

Государство не однородно и не монолитно – оно состоит из частей, отличающихся функциональными, территориальными и иерархическими полномочиями, территориальным расположением, кадровым составом, уровнем материально-технического обеспечения. Каждая часть госаппарата состоит из чиновников, также обличающихся между собой должностным положением, квалификацией, полом, возрастом, убеждениями и т.п. Проблема управляемости многоликого госаппарата не менее сложна, чем проблема управления обществом. Но решаться она может с использованием схожих условий: наличия "факторов давления", объединяющих персонал под флагом начальника; принципа постоянной вины подчиненного перед начальником и принципа надзаконности начальника. Все эти условия в большой степени обеспечиваются сочетанием низкой официальной оплаты труда госслужащих и коррупции. При этом под коррупцией следует понимать не только примитивное взимание мзды за выполнение чиновником или отказ от выполнения каких-либо его должностных функций, но и любое иное злоупотребление полномочиями госслужащего в корыстных или иных интересах. Любопытно, что существование взяточничества, коррупции как важного элемента отношений внутри госаппарата, обеспечивающего его управляемость, не противоречит, а, напротив, предполагает регулярное наказание отдельных взяточников. Например, по словам директора ФСНП России В.В. Солтаганова, в 1998 году было возбуждено 270 уголовных дел коррупционного характера, в основном – в отношении работников Госналогслужбы России. Принцип постоянной вины подчиненного перед начальником требует периодического применения репрессии. Казнь одного напомнит остальным об их месте в пирамиде государственной власти.

 

9.9.5. Из моих рассуждений о взаимоотношениях государства и общества в России можно сделать заключение, что чиновник – враг народа. Не скажу: "Нет". Противостояние общества и государства постольку очевидно и постоянно, поскольку обе эти общности людей живут вместе. Ссоры и вражда между людьми проявляются тем чаще, чем ближе отношения между ними. Гораздо больше женщин терпят побои, и даже смерть от руки мужа, нежели от рук международных террористов. Кроме того, общество и государство существуют не рядом, а взаимопроникают друг в друга. Каждый человек, являясь одновременно членом нескольких объединений людей – семьи, круга друзей, трудового коллектива, жителей населенного пункта и т.п., в той или иной мере становится носителем интересов этих людей. Поскольку принадлежность к классу чиновников в нынешних условиях не исключает принадлежности к иным объединениям граждан, интересы государства проникают в общество, а интересы общества – в госаппарат посредством людей – носителей этих интересов.

Взаимодействие, противоборство государства и общества являет собой один из примеров борьбы и единства противоположностей. Победа в этой борьбе при сегодняшних социальных, экономических, психологических и иных условиях существования человека представляется невозможной, равнозначной смерти обеих общностей – и государства, и общества. В то же время степень доминирования государства сильно различается в разных странах. В России она весьма высока. После распространения Российского государства на значительной территории в XVI веке госаппарат получил объективное преимущество: народ, разбросанный по огромной территории, оказался неспособным противостоять неблагоприятным для него действиям со стороны государства. Госаппарат, обладая единой инфраструктурой и средствами коммуникации по всей стране, получил возможность целеустремленного использования совокупных сил всего госаппарата для реализации своих интересов. Общество, не имея аналогичных возможностей, оказалось в низшей весовой категории и стало неспособным к активному противодействию в отношении государства. Менялись лица, имена и наименования правителей, сменяли друг друга мелодии "Боже, царя храни", "Интернационала", песен А.Б.Пугачевой, но оставалась неизменной и незыблемой власть чиновничества над народом. В периоды максимального ущемления интересов общества со стороны государства возникал вопрос: каким образом народу удавалось не допустить своей полной гибели при отсутствии возможности активного сопротивления? Думаю, ответ прост: российское общество за прошедшие столетия освоило способы пассивной защиты своих интересов. Сегодня это сопротивление, в частности, проявляется в уклонении от налогов.

 

Выдержка из 6-ой части работы

Данная работа опубликована в шести журналах, выпущенных юридической конторой "Кукша".

 

СКЛАД ЗАКОНОВ

 

 

  Яндекс цитирования